Кёль
Разрешите Вам напомнить о себе...
И вкусы и запросы мои странны,
Я экзотичен, мягко говоря…
Могу одновременно грызть стаканы
И Шиллера читать без словаря.

Во мне два «Я», два полюса планеты,
Два разных человека, два врага.
Когда один стремится на балеты,
Другой стремится прямо на бега.

Я лишнего и в мыслях не позволю,
Когда живу от первого лица.
Но часто вырывается на волю
Второе «Я» в обличье подлеца.

И я борюсь, давлю в себе мерзавца.
О, участь беспокойная моя.
Боюсь ошибки, может оказаться,
Что я давлю не то второе «Я».

Когда в душе я раскрываю гранки
На тех местах, где искренность сама,
Тогда мне в долг дают официантки
И женщины ласкают задарма.

Но вот летят к чертям все идеалы,
Но вот я груб, я нетерпим и зол.
Но вот сижу и тупо ем бокалы,
Забрасывая Шиллера под стол.

А суд идет, весь зал мне смотрит в спину.
Вы, прокурор, вы, гражданин судья,
Поверьте мне, не я разбил витрину,
А подлое мое второе «Я».

И я прошу вас, строго не судите.
Лишь дайте срок, но не давайте срок.
Я буду посещать суды как зритель
И к судьям заходить на огонек.

Я больше не намерен бить витрины
И лица граждан, — так и запиши! —
Я воссоединю две половины
Моей больной раздвоенной души.

Искореню, похороню, зарою,
Очищусь, ничего не скрою я.
Мне чуждо это «Я» мое второе —
Нет, это не мое второе «Я».